Дуэльный кодекс, или почему погибли Пушкин, Лермонтов и Онегин

76e4a080e88e

Вчера, 8 февраля (по старому стилю 1 февраля 1837 года) был день смерти Пушкина. 181 год назад на Черной речке близ Петербурга состоялась дуэль между Пушкиным и Дантесом. История эта многократно описана, по минимум, практически. Секундант Пушкина, его лицейский приятель Данзас все подробно описал. Как был ранен поэт, как умирал двое суток.Дуэли тогда были в моде. Сам Пушкин много раз вызвал соперников на поединок, в нескольких участвовал. Лермонтов был тоже еще тот задира, характер невыносимый – едкий. Злой язык, саркастические шутки могли вывести из колеи любого. Пушкин тоже в карман за словом не лез.

1003856_617469404950448_1284840213_n

Тогда роль слова, да еще сказанного публично, была неимоверно высока. Помните : «словом можно убить, словом можно спасти, словом можно полки за собой повести»? Тогда убить словом было парой пустяков. Ценность  «чести» была гораздо выше ценности «жизни». Невозможно было жить с запятнанной честью.  Власти, как могли, боролись с этой заразой, но тщетно. Дуэли продолжались вплоть до 20 века, а немного – в 20.

Россия, переняв западноевропейские традиции пошла гораздо дальше в дуэльном кодексе, который нигде не был записан, но существовал в головах людей того времени. Секунданты договаривались об условиях, и от них часто зависело, будут ли убитые.

1422549212_1419927944_1

Правила  были таковы, что это было узаконенное убийство. Дуэль меду Пушкиным и Дантесом была максимальо жестокая : расстояние 20 шагов, ничего не менять, только – стрелять в противика, пока кто-то кого-то не ранит или убъет. Не повезло Пушкину. У Лермонтова была такая же история, он, как будто сам напрашивался на пулю…

Что касается дуэли Онегина и Ленского, которую мы «разбирали» на уроках литературы, и нам учительница говорила : «Видите, какой Онегин плохой – эгоист, убил мальчика ни в чем не повинного!» И мы, особенно девочки, жалели бедного поэта, которому было «без малого осьмнадцать лет».  Но сегодня, если вы откроете книгу Юрия Миайловича Лотмана «Беседы о русской культуре», то с удивлением обнаружите, что Онегин – не бездушный эгоист, он просто не мог поступить иначе по дуэльным законам того времени.

 

  1. Не принять вызов – нельзя, позор.
  2. Не стрелять – нельзя, позор.
  3. Стрелять в воздух – нельзя, позор.
  4. Примирение невозможно – позор.

Там, конечно, страется старый бретер Зарецкий, который проводит дуэль по самому жесткому сценарию. Но даже и без него, примирение, возможно бы не состоялось.

Не надо было ухаживать за чужой девушкой)

0_91fce_3fd0a2cb_XL

А Александра Сергеевича, конечно, спровоцировали недруги, слишком уж независим был и талантлив, что не прощает толпа.

Погиб поэт – невольник чести.

Пал, оклеветанный молвой.

С свинцом в груди и жаждой мести,

Поникнув гордой головой…

Вспомним мятежных поэтов Александра и Михаила, которых судьба накрепко связала — стихами, дуэлями и ранней гибелью. Откроем томики их стихов и ощутим их боль и радость, насладимся юмором и бесшабашностью. Спасибо, что вы были.

Статья на Голосе.

Вам понравилось? Поделитесь с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *